Четверг 18 Апреля 2024

Лера КУДРЯВЦЕВА: «Народ, который помнит, – великий народ»

04 Июль 2014
Автор:   Яна АВЧИЯН 2232 Просмотров
Последний визит в Армению известной телеведущей красавицы Леры Кудрявцевой, когда она вместе с московским шоуменом Эмилем Каратом вела финальный концерт Недели музыки в Армении, был активно прокомментирован в Интернете. Произошло это с легкой руки Карата, который в честь свадьбы Леры и хоккеиста Игоря Макарова подарил им виноградник в Армении. С того момента прошел год. Какова судьба виноградника? Собирается ли Лера стать виноделом? С этих вопросов и началась наша беседа с позитивным человеком – Лерой Кудрявцевой.

— Это, конечно, была весьма оригинальная презентация подарка. Эмиль заявил, что дарит мне кусочек Армении — виноградник. А на деле оказалась картина с изображением виноградника, что, думаю, гораздо лучше, чем настоящий виноградник! Ну что с ним я делала бы?! Мне бы найти соответствующий интерьер для картины и применить ее по достоинству!

— Вы частый гость в Ереване?

— Не очень. Но раза три была. Впервые лет 9—10 назад на частном мероприятии. Тогда ничего не успела посмотреть. Но сейчас уже имею хоть какое-то представление о Ереване, о горе Арарат. Эмиль Карат очень хорош как экс курсовод. Предугадал, когда гору хорошо видно! Я полюбила ваш город. Вы — другие. Мы тут, в Москве, зашуганные, зашоренные мегаполисом. Не хочу так думать о себе, но в общей массе мы такие. У вас же все доброжелательные, гостеприимные, потрясающие люди. Другие. Родные, настоящие. Потому приезжаю в Ереван с огромным удовольствием… Открытие Недели музыки совпало со свадьбой племянника моего очень хорошего друга — хозяина компании «Лудинг». Мы посидели в кафе «Рич», у фонтанов. Ребята ходили на Каскад, но я в это время была на «спа». На рынке побывала. Увезли два ящика с фруктами и овощами, включая помидоры и огурцы.

— Вам пришлось для этого воспользоваться своей популярностью?!

— На сей раз все было по закону! Мы все запечатали, как положено, и сдали в багаж.

— Для ведения корпоративов вам порой приходится преодолевать множество километров... Собчак как-то обмолвилась, что не хотела бы вести корпоративы в 40 лет, как вы. А вам самой не хочется заняться чем-то другим?

ne-height: 1.2; background-color: transparent;">— Она не хотела бы — и не надо. Она и не занимается уже этим. Каждый выбирает свой путь, свою профессию. Дело даже не в том, сколько человеку лет. Мне эти штампы никогда не нравились. Что значит 40 лет? Это что — уже на пенсию пора? Мне кажется, это все бред… И это говорится так… Ну, мне даже не хочется комментировать Ксению Собчак. Я знаю ее давно, личность Ксении весьма своеобразна. Я просто не обращаю внимания. На самом деле вести корпоратив очень трудно. Это лишь кажется, что накрасился, вышел — и все... Ничего подобного. Я не говорю о концертах. Корпоративы и концерты — вещи разные. Корпоратив идет по семь часов без фонограмм. И все это время нужно поддерживать у людей приподнятое настроение. Это сложно, но я люблю дарить людям праздники. И у меня получается. Я ничего криминального в этом не вижу, и дай Бог подольше мне вести концерты и корпоративы.

— Вы счастливый человек! Многим в какой-то момент, пожалуй, хочется все бросить и резко изменить жизнь…

— Честно скажу, у меня в последнее время приоритеты несколько изменились. Если раньше я брала все подряд — все корпоративы, заказники, все концерты, телепрограммы, снималась во всех шоу, сейчас я понимаю, что мне это уже не надо. Как в институте — сначала ты работаешь на зачетку, потом зачетка работает на тебя. Здесь такая же история. Мне кажется, я уже заняла некую нишу. Потому вот уже больше года перестала себя растрачивать. Да, я беру концерты. Безусловно, и «Новая волна», и «Песня года» — это святое. Но от многих корпоративов отказываюсь. Хотя к друзьям езжу всегда. Да, иногда хочется плюнуть на все. Но я не делаю этого. Просто сейчас я стала больше времени уделять отдыху.

— Вероятно, в определенной степени и личная жизнь сыграла роль?

— Да, это так. И мне удается все прекрасно совмещать. Поскольку мой муж из числа, так сказать, «разъездников», я подстраиваюсь под его график. Мы, плюс ко всему, еще и в разных городах. Он, хоть и москвич, играет за СанктПетербург. И если у них игры в Питере, то я еду туда и сижу в Питере. Если же он уезжает на сборы, я планирую все свои съемки и работу на этот период.

— На второй день знакомства ваш будущий муж сказал, что хочет детей…

— Это правда. Я только «за». Но, как говорится, как Бог даст. Все зависит от Всевышнего.

— Во время ведения финального концерта Недели музыки в Армении вы прямо на сцене растрогались, когда на экране под грифом «Мы помним их…» появились портреты безвременно ушедших армянских исполнителей…

— Да, я считаю: если люди могут помнить, это дорогого стоит. И когда пошли титры «Мы помним, любим», у меня невольно слезы навернулись. Народ, который помнит, — великий народ.

— Назени Оганесян, которая в тот вечер вышла с вами на сцену и которую тоже очень легко растрогать, считает это своим недостатком. Но, впрочем, прощает себе его. Как вы относитесь к своей, так сказать, плаксивости?

— Я не с

— Я не считаю это недостатком. Если ты, выбрав творческую профессию, проявляешь жесткость и не реагируешь ни на что, то становишься неинтересен. Это психика. Люди это чувствуют. Если у тебя получается все от души, а не нарочито, то, мне кажется, ничего плохого тут нет. Творческие люди все немного плаксивы.

— Вы как-то сказали: «Талантливая женщина — находка для мужа». Некоторые мужчины считают, что с такими женщинами сложно. А ваш?

— А кто сказал, что будет легко? Кто сказал, что с простой женщиной интересней? Если у женщины есть своя работа, это намного сложней. Но это безумно интересно. Так считает и мой муж.

— Вы — дочь родителей, связавших свою жизнь с наукой. Какой-то серьезный ген к вам перешел от них?

— Сестра всегда издевается надо мной, говоря, что я — от соседа. Она бизнес-вумен. У нее отточенные мозги, заполненные финансами и кредитами. Вообще, у меня в роду все ученые, врачи. Откуда я такая взялась? Может, что-то там, в глубине моего генеалогического древа, и есть? Надо покопаться в корнях и понять.

— Кстати, сейчас это модно. Вы до сих пор не пытались провести «раскопки»?

— Я бы очень хотела. Надо записывать, что я хочу, потому что потом забываю. Хочу покопаться, узнать своих прапрабабушекдедушек. Мне кажется, там очень много всего намешано. +— Вы довольно активны в Твиттере. Это что-то дает вам лично или, как говорится, «положено по штату», чтобы постоянно поддерживать должный интерес поклонников к собственной персоне?

— К поклонникам не имеет никакого отношения. Я веду свою страничку в Твиттере не для них. Многие, может быть, поступают именно так. Но я веду для себя, для общения. Общаться в мегаполисе вживую очень сложно. Мы все стали зависимы от Интернета. И я не исключение. Мое утро начинается с новостей. Я читаю все — от погоды до финансов и политики, включая, естественно, и новости культуры. Иногда ничего не пишу, не комментирую, но всегда все читаю.

— …и всегда всех считаете красивыми, всегда всем делаете комплименты, в том числе женщинам. Потому что чувствуете, что вы все равно лучшая?

— Это правда, я люблю говорить людям об их красоте. Себя я никогда не считала особо красивой. Но я считаю, что каждый человек красив по-своему. А в Армении у вас вообще очень красивые люди. Чуть ли не каждого можно отправлять на конкурс красоты. Я не льщу. Мне нравится говорить хорошие слова. Иногда устаешь от того, что этого нет в Москве. Положительных эмоций в Москве дарят друг другу очень мало. Я пытаюсь по мере возможности восполнить пробел. Всегда искренне. И, кажется, никого этим еще не обидела.

— Вы вели программу «Испытание верности», где один из влюбленных добровольно и прилюдно соглашался проверить своего партнера. Вы сами согласились бы стать героиней подобной программы?

— Ни за что. Для меня главное в отношениях — это доверие.

Собеседник Армении
При использовании материалов ссылка
на «Собеседник Армении» обязательна
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции
Яндекс.Метрика