Понедельник 10 Декабря 2018

«Первородная глупость» древнего человека и уравнение Лапласа

31 Декабрь 2011
Автор:   Михаил Балаян 1928 Просмотров
Если отбросить в сторону все несостоятельные и псевдонаучные гипотезы о времени формирования человеческой цивилизации, шагнувшей от примитивных орудий труда и кочевого образа жизни к более сложным формам общественых отношений и земледелию, то примерной точкой отсчета принято считать эпоху неолита – примерно двенадцать тысяч лет назад. Этот качественный переход ряд историков именует еще неолитической революцией, и, как свидетельствуют археологические находки, первыми начали заниматься сельским хозяйством жители Ближнего Востока в 9500-х годах до нашей эры. Однако понадобилось еще семь тысяч лет, пока на смену камню пришла медь, а затем и бронза. Но оказывается, еще в каменный век человек неплохо умел производить сложные расчеты...

Историческая наука считает, что именно в эпоху бронзы, а не раньше, из разрозненных культовых традиций произошло формирование религиозных представлений. При этом она опирается в своих предположениях на данные археологических исследований, в частности на объекты монументальной архитектуры – так называемые мегалитические строения. Согласно представлениям, первые культовые сооружения, которые являлись выражением единства первобытной общины или рода, получили распространение именно в период между четвертым и третьим тысячелетием до нашей эры. А все, что было до этого, расценивалось как эпоха примитивного собирательства и охоты древнего человека. Иными словами, последние триста лет, когда в Европе заблистала научная мысль, историки и археологи, основываясь на своих находках и анализе древних текстов, отказали нашим далеким предкам в способности к яркому творческому и серьезному аналитическому мышлению раньше XXXV века до нашей эры и весьма критически относились к любому предположению об ином функциональном значении обнаруженных культовых строений.

В археологической науке того времени безраздельно царила теория «Urdummheit» – первородной глупости древнего человека. Более того, еще в конце XIX – начале XX столетия за смелость утверждать обратное и приписывать древним способность к глубоким абстрактным размышлениям любой ученый мог поплатиться своим добрым именем. Всякие монументальные архтектурные сооружения древности, включая Египетские пирамиды, знаменитый Стоунхендж или мегалитические сооружения на Мальте, считались исключительно культовыми. Историками и археологами совершенно отвергалась сама возможность того, что обитавшие здесь в древности цивилизации могли обладать обширными знаниями, и уж тем более по астрономии. Не могло их переубедить даже наличие многочисленных атерфактов, свидетельствовавших о высоком для того времени техническом развитии, невозможном без комплексных знаний. Во всяком случае, как считали археологи, такое могло быть не раньше наступления бронзового века, но никак не в период позднего палеолита, который завершился, согласно принятой классификации, примерно в 10 000-м году до нашей эры.

Кстати

Слово «мегалит» предложил английский исследователь Герберт Алгернон в своей книге «Cyclops Christianus», изданной в 1849 году. Однако термин, вошедший в профессиональную лексику археологов после конгресса в Париже в 1867 году, достаточной ясности в изучение мегалитических сооружений не внес. Под мегалитами стали понимать строения больших размеров, общей характерной особенностью которых являлись отесанные каменные блоки весом в десятки тонн. О технологии обработки камня, позволявшей добиваться идеальных стыков между блоками, никаких сведений не сохранилось. Известно было только то, что мегалитические конструкции не служили жильем, и на этом основании их долгое время считали исключительно культовыми сооружениями. К числу мегалитических строений принято относить, в частности, сооружения Крито-микенской культуры или Египта, в Европе – Стоунхендж, в Южной Америке – наиболее известные Мачу-Пикчу, Пума Пунку, в Армении – Караундж.

Первым достаточно бесцеремонно, но вежливо и аргументировано нарушил традицию невмешательства в дела других наук член Лондонского королевского общества, директор Обсерватории солнечной физики английский астроном XIX века сэр Норман Локьер. Еще в конце XIX века он изучил сориентированность ряда монументальных сооружений Египта и Ближнего Востока на звездное небо, после чего представил результаты своих измерений научной общественности. Недоумение и иронию со стороны археологов можно назвать самой мягкой реакцией на лекции Локьера, а затем и на изданную им книгу «Заря астрономии». Серьезному ученому, открывшему при изучении спектрального анализа Солнца новый химический элемент – гелий, за попытку вторжения на «чужую территорию» пришлось выдержать от археологов град язвительных насмешек, что вызвало удивление ученого, но никоим образом не обескуражило.

Для подтверждения своих взглядов Локьер решил взяться за изучение мегалитического сооружения в самой Британии – Стоунхенджа, находящегося в графстве Уилтшир и считавшегося культовым храмом друидов IV-III веков до нашей эры. Тщательнейшие измерения и математические расчеты позволили обоснованно говорить об астрономическом характере сооружения, которое позволяло древним фиксировать дни солнцестояния и равноденствия, смену времен года, вести календарные расчеты, определять дни солнечных и лунных затмений. Кто бы ни был строителем Стоунхенджа, он точно знал продолжительность солнечного года и 19-летний лунный цикл. Локьер также смог достаточно близко определить возраст сооружения – 1820-й год до нашей эры (согласно последним данным, возраст Стоунхенджа оценивается в 4500-5000 лет). И вновь арехологи назвали расчеты ученого не более чем ловкими манипуляциями с цифрами, никак не желая отказываться от привычного им «урдумгейта». К слову сказать, подобный взгляд на каменный век просуществовал вплоть до середины XX столетия, но именно Локьер стал пионером нового направления в изучении прошлого человечества – археоастрономии, что впоследствии немало способствовало изменению вглядов ученых на наших далеких предков. За ними была признана способность к более глубокому абстрактному анализу и умению вести сложные расчеты задолго до возникновения первых государств, начала градостроительства и создания письменности – еще в те времена, когда основным орудием труда был камень, а знания передавались устно или в виде пиктографических рисунков. Потребовалось более трехсот лет дискуссий о назначении Стоунхенджа, чтобы в конце концов благодаря Локьеру это мегалитическое строение, а вслед за ним и ряд других аналогичных мегалитов стали восприниматься как «обсерватории» каменного века. Точку в этом расследовании поставил современный английский профессор и астроном Джеральд Хокинс, использовавший в своих исследованиях новейшую электронно-вычислительную технику и доказавший, что Стоунхендж являлся крупнейшей мегалитической обсерваторией древних цивилизаций.

Кстати

Другое, не менее поразительное, открытие сделали современные математики, которых также заинтересовал Стоунхендж, но уже с точки зрения их науки. Ими было обнаружено, что ряд окружностей моделирует решение задачи Дерихле для уравнения Лапласа. Неспециалисту это ничего не говорит, но весь комплекс с точечной структурой лунок и четкой геометрией окружностей, как заявляют ученые, поразительно напоминает «разностную сетку», принятую для решения дифференциальных уравнений с применением компьютера. То, что для астрономов бесспорно является обсерваторией, для математиков – каменная ЭВМ. Конечно же, наши древние предки с компьютером знакомы не были, но важно то, что они уже знали принципы соотношения величин и умели вести по ним сложные расчеты.

Аналогичные попытки доказать астрономический аспект древнего культового сооружения в Армении – Караунджа, как когда-то поступил Норман Локьер в отношении Стоунхенджа, предпринял в конце ХХ века опять-таки ученый – армянский радиофизик и академик НАН Армении Парис Геруни. С этой целью в 1994-1997 годах в дни равноденствий и солнцестояний он предпринял четыре научные экспедиции в Сисиан, горный район в двухстах километрах от Еревана, где находится мегалитическое сооружение, с тем чтобы разрешить длившийся десятилетиями спор о культовом или астрономическом назначении памятника. В архитектурном плане Караундж во многом напоминает знаменитый Стоунхендж. Даже само название имеет явную звуковую и семантическую схожесть, не говоря уже о совпадениях функционального назначения. Как Караундж, так и Стоунхендж позволяли древнему наблюдателю производить при помощи каменных «инструментов» измерения небесных объектов и их движение с точностью до 30 секунд дуги или 2 секунд времени. Древнейший комплекс в Армении включает в себя 222 вертикально стоящих камня высотой от 1,5 до 2,8 метра и массой до 8,5 тонны. В некоторых из них в верхней части имеются сквозные отверстия диаметром 4-5 сантиметров с коническими расширениями на концах, чего нет в других мегалитических сооружениях и что ставит Караундж особняком в общем ряду объектов подобного рода.

После тщательного изучения комплекса и проведения астрономических измерений у Париса Геруни не осталось сомнений, что Караундж использовался древними людьми в качестве места для наблюдений за движением солнца, луны и небесных тел. Было определено и примерное время сооружение комплекса – VI-V тысячелетие до нашей эры, то есть памятник был построен более 7500 лет тому назад и он на 3000 лет старше Стоунхенджа. Это дало армянскому ученому основание заявить о Караундже как о древнейшей обсерватории в мире. Кстати: Самыми древними из ныне известных мегалитических сооружений являются храмы Гебекли-Тепе (арм. - Портасар – «Пуповинная гора»), расположенные на самой высокой точке горного хребта в 15 км к северо-востоку от древнего города Эдесса в исторической Западной Армении. Проведенные в последней четверти XX века раскопки показали, что под холмом скрываются несколько культурных слоев, относящихся к различным эпохам. Первые постройки комплекса датируются немецким ученым Клаусом Шмидтом ориентировочно X тысячелетием до н.э. Всего вскрыто четыре таких сооружения диаметром от 10 до 30 метров. По данным геофизических исследований, в недрах холма скрыто еще 16 таких построений. Пока неизвестно, может ли комплекс рассматриваться в качестве древней обсерватории, но принято считать, что здесь располагалось исключительно культовое сооружение.

В любом случае, если исследования в Великобритании в основном завершены, а не совсем удачно проведенная реконструция комплекса уже не позволяет производить в научных целях дополнительные точные замеры, в Армении все еще впереди. В прошлом году в Караундже провела первый этап исследований экспедиция Королевского географического общества Великобритании и Оксфордского университета. Учеными было проведено лазерное сканирование для получения трехмерной карты Караунджа, что в дальнейшем позволит измерить объект с более высокой точностью и собрать более детальную информацию для его картографирования. Обновленная и усовершенствованная 3D-карта позволит легко определять его расположение по отношению к звездам. Участники экспедиции не сомневаются, что Караундж по всем параметрам соответствует научному центру, предназначенному для изучения звезд, о чем свидетельствует его протяженность с востока на запад, расположение камней и направленность отверстий в этих камнях на определенные астрономические объекты. Не исключено, что ответы, найденные здесь, позволят раскрыть тайны многие других аналогичных древних мегалитических сооружений, обнаруженных в последнее время в большом количестве во многих странах Азии, Европы и Америки.

Собеседник Армении
При использовании материалов ссылка
на «Собеседник Армении» обязательна
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции
Яндекс.Метрика