Среда 22 Мая 2024

Михаил ТУРЕЦКИЙ: В Тель-Авиве изучал армянскую транскрипцию

05 Ноябрь 2012
Автор:   Ася ЦАТУРОВА 6411 Просмотров
Арт-группу «Хор Турецкого», приехавшую в Ереван по приглашению мэра Тарона Маркаряна, на концерте по поводу празднования Дня города дважды вызывали на бис — явление для «сборных мероприятий» редчайшее. Билеты же на концерт знаменитого коллектива в Большом зале Ереванской филармонии, который должен был состояться днем позже, были раскуплены задолго до музыкального события. И это притом, что до 2012-го группа талантливых исполнителей из России в Армении не бывала ни разу. Точнее, «первый пристрелочный заход», как выразился сам художественный руководитель арт-группы Михаил Турецкий, имел место 7 апреля этого года в связи с проведением дней Москвы.

- Так, отчего же, объездив едва ли не весь мир, ранее вы не приезжали в Ереван с полноценным сольным концертом?

- С Ереваном связано все мое детство. Я учился в Московском хоровом училище им. Свешникова, где профессиональное образование получали хористы-мальчики. И с детским коллективом мы ездили по всему Советскому Союзу. Были почти во всех городах России, Украины, бывали в Тбилиси, Алма-Ате, Баку. В Ереван приезжали раза три или четыре. Что было сравнимо с поездкой за границу. У вас по сравнению с Москвой, где шесть месяцев в году зима, было очень красиво – природа, чистота, погода. Моя память до сих пор хранит очертания светлого города – нам рассказывали, что такое туф, из которого построен Ереван… Позже, лет 20 назад, я взял горные лыжи и приехал в Цахкадзор покататься. Мне там тоже очень понравилось. А в 1997 году я бывал в Ереване с Иосифом Давыдовичем Кобзоном, мы пели с ним еврейские песни. Помню, как бурно армянская публика реагировала на наше творчество. И я понял – это наша территория, мы можем здесь хорошо выступать. Но с тех пор прошло много лет, и все как-то не получалось приехать так масштабно, как сейчас. Я задаю себе вопрос – в чем же причина, почему этого не происходило. Может быть, фамилия у меня в этом плане неудачная? Неполитичная? Михаил Турецкий (улыбается). Но, знаете, есть такое еврейское местечко (оно было до революции в Польше), называется Турец (с ударением на «у»). Откуда вся моя семья. Так что слово «Турецкий» к Турции не имеет отношения. И вчера, выступив в Ереване, я всем это объяснил. Мне поаплодировали и как бы сказали: «Молодец, Турецкий! Прощаем! Будешь теперь народным артистом Армении!..»

- Вы много гастролируете. Чем отличается армянский слушатель?

- На наши концерты приходят все, кто любит хорошую музыку. Реакция зависит от вкуса человека. Мы же стараемся учесть пристрастия всех. Для кого-то сложна в восприятии классика – он услышит рок или эстраду. Иной не приемлет рок - для него прозвучит акапелла - фирменное многоголосие «Хора Турецкого». Так что пять минут зритель терпит, потом 15 минут кайфует. Часто идет в ход и так называемая «классическая инъекция» - наше фирменное «блюдо», которое подается людям, никогда раньше не бывавшим ни в консерватории, ни в филармонии. И никогда туда и не собиравшимся. Помню, известный адвокат Михаил Барщевский как-то сказал: «Я ненавидел оперу до того, как пришел на «Хор Турецкого». Случаются такие вот метаморфозы. Что до армянской публики, то полного суждения у меня нет — надо пару раз приехать с большим концертом. Другое дело, что мне было приятно видеть, как подпевает во время концерта на Площади Республики Президент Серж Саргсян. Да и супруге Рите Саргсян явно нравится наше творчество. Видно, что она высокообразованная, в частности в музыке, женщина.

Мы исполнили «фрагменты» из «Кармен», арию «Царицы ночи» из «Волшебной флейты» Моцарта. Но, повторюсь, выступление в сборном концерте для нас не атмосферное — свою атмосферу мы должны создавать в зале.

— До долгожданного концерта всего несколько часов. Думается, войти в контакт с армянским зрителем труда не составит. Ведь ваша супруга Лиана — армянка.

— Моя жена не армянка. Это миф. Она просто выросла в Ереване, но она еврейка.

— Стало быть, армянского языка вы не знаете. И помощи в разучивании композиций на армянском, которые коллектив собирается представить на суд нашего зрителя, тоже ждать было не от кого?

— Языка я не знаю. Но содействие мне и членам коллектива все же оказали. Я очень жалею, что видеокамеры Первого армянского канала не было с нами вечером до приезда в Ереван. Мы находились в Тель-Авиве. И в гримерке Оперного театра разучивали песню. Изучали армянскую транскрипцию — как пишется, как слышится. Пригласили даже людей, которые понимают язык. Как вы знаете, в Израиле тоже есть такие (улыбается). В итоге «Армения моя» Анатолия Днепрова, которая прозвучала вчера на корпоративе в клубе «Меццо», вызвала настоящую бурю эмоций!.. Кстати, я присутствовал практически при рождении этого шлягера. Анатолий позвонил и сказал: «Мишаня, послушай.» И напел: «Мама, не грусти, береги отца...» Так что мне было особенно приятно взяться именно за эту композицию.

— Если ваши гастроли в Армении обретут регулярность, будет чем удивлять публику каждый последующий раз?

— Несомненно. В репертуаре группы порядка 400 композиций. Мы подобрали его до приезда в Ереван так, чтобы презентовать себя и в то же время, если нас пригласят через полгода, не повторить ни одного произведения!

— Благо, недостатка в палитре голосов в «Хоре Турецкого» нет. А правда, что мужской коллектив запросто может компенсировать и женские «интонации»?

— Абсолютно верно. Моя любимая песня «История итальянских иммигрантов в США» — знаменитая «Caruso» — обычно поднимает любой зал, потому что в нашем коллективе есть тенора всех оттенков, наличествующих в природе. Если вы закроете глаза во время нашего исполнения духовной музыки, то вам покажется, что поют мужчины и женщины или же мужчины и мальчики. В числе десяти самоотверженных солистов нашего хора — Михаил Кузнецов (заслуженный артист России, уроженец Украины), который обладает редчайшим голосом в Евразии. Ему подвластна самая харизматичная женская ария, написанная для сопрано, — речь о «Casta Diva» из оперы Беллини «Норма», иметь которую в репертуаре мечтали и почитали за честь лучшие сопрано мира начиная с Марии Каллас.

— Недавно вы создали артгруппу «Сопрано 10». Говорят, в числе девушек есть и армянка?

— У нас есть девушка из Молдавии, есть из Прибалтики. Но армянка?.. У меня директор армянин — это да. Но касательно солистки в «Сопрано 10» слухи не соответствуют действительности. Что же касается исполнителя-армянина для «Хора Турецкого», то я бы взял поющего человека. Мне не хватает темпераментного, зажигательного кавказского исполнителя! «Хор Турецкого» открыт к поиску.

— Говорят, вы довольно строгий и даже самодержавный руководитель. Для членов арт-группы существуют определенные табу, в частности категорически запрещается употреблять перед концертами алкоголь. Неужели вам удастся удержаться от потребления армянского коньяка накануне концерта в Ереване?

— Прямо-таки самодержавный? (Улыбается.) Знаете, перед концертами наших артистов уже не надо ни проверять, ни стоять рядом, что называется, с дубиной. Мы сами знаем — что можно, а что нельзя. Даже вчера после прилета, когда пошли перекусить с гостеприимными представителями армянской стороны, я отказался от бокала вина. Потому что понимаю: для голоса это не очень. Вот выпить бокал за ужином уже после концерта — вполне нормально. Так что, если предложат армянский коньяк, то употребим с удовольствием. Но опять же — после выступления!.. Понимаете, есть вещи, которые артист не должен себе позволять. Например, в день концерта у нас также запрещено заниматься, простите, сексом. Потому что общение с женщиной может расслабить мужчину. А главный сексуальный партнер для артиста — это публика. И очень важно обменяться с ней настоящей, мощной, в том числе и сексуальной, энергией.

— Наверняка и ваши дочери поют и пойдут по вашим стопам?

— У меня четыре девочки разных возрастов. Старшая — юрист. Она работает у меня в офисе, бьется за свое дело, смотрит контракты, проверяет, чтобы папа работал по-белому и был юридически защищен. А поет она для души. Младшие — тоже. Профессию они будут приобретать другую. Не потому, что я им запрещаю. У меня был такой тяжелый жизненный профессиональный путь, что для своего ребенка такого же пути я не желаю. Своей старшей дочери я этого в свое время просто не рекомендовал.

— В минувшем году вам исполнилось 50. Золотая пора для мужчины, уже добившегося в жизни многого. Нет ли усталости от процесса восхождения на своего рода Олимп, не сложно ли вести коллектив, особенно женский?

— Моему отцу было 50, когда появился на свет я. И он увидел меня народным артистом. Дожил аж до 97 лет. Так что я себя чувствую молодым и здоровым. Что касается руководства женщинами, то они видят, что у них есть лидер, вожак, который ведет их в относительно верном направлении. Помните, как в «Маугли», когда Акела промахнулся и перестал быть вожаком стаи. Промахнусь когда-то я — перестану быть вожаком. Пока вроде бы веду. И веду в правильном направлении…

Собеседник Армении
При использовании материалов ссылка
на «Собеседник Армении» обязательна
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции
Яндекс.Метрика