Среда 24 Февраля 2021

Право добиваться справедливости — без срока давности

23 Октябрь 2014
Автор:   Ашот ГАРЕГИНЯН 1331 Просмотров
Севрский фарфор, производство которого зародилось около двух с половиной веков назад в старинном французском городе Севр (ныне – юго-западный пригород Парижа), ныне знаменит на весь мир. Мирный договор, подписанный в том же городе в 1920 году, быть может, сегодня пользуется меньшей известностью. А кое-кто, наверное, и вовсе предпочел бы вычеркнуть его из истории. Естественно, речь идет о Турции.

Десятого августа исполнилось 94 года Севрскому договору — документу, сыгравшему по большому счету судьбоносную роль в истории армянского народа. Пробудившему великие надежды, быстро сменившиеся столь же великим разочарованием. В очередной раз нагляднейше продемонстрировавшему, что сильных мира сего судьбы малых народов совершенно не интересуют, а если и интересуют — то не более чем как в роли пешек в их интригах и борьбе за мировое владычество. Правительство Республики Западной Армении в изгнании посвоему отреагировало на годовщину упомянутого документа.

нь президент Западной Армении Арменак Абрамян подписал указ о создании комиссии по разработке Конституции РЗА. Указ подписан в ознаменование 10-й годовщины создания Национального Совета Западной Армении, 4-й годовщины организации правительства Западной Армении в изгнании, формирования парламента и выборов президента РЗА. Как отмечается в распространенном по этому поводу пресс-релизе, важность данной инициативы заключается в том, что это, по существу, становится заключительным шагом в процессе формирования государственной системы Республики Западной Армении. Что, в свою очередь, создает возможность для полноценной защиты прав и интересов граждан Западной Армении (и не только армян).

В указе подтверждается, что Республика Западной Армении есть свободное, суверенное, социальное, правовое, демократическое и нейтральное государство. А посему его парламенту предлагается сформировать комиссию по разработке Конституции РЗА и приступить к подготовке проекта Конституции. За основу рекомендовано принять декларации, постановления, законы и другие правовые документы, касающиеся свободного волеизъявления армян Западной Армении и ее граждан.

Как это было

Севрский мирный договор явился одним из международных договоров так называемой Версальско-Вашингтонской системы, поставивших правовую точку в Первой мировой войне. Он был подписан 10 августа 1920 года странами Антанты и присоединившимися к ней государствами (Великобритания, Франция, Италия, Япония, Бельгия, Греция, Польша, Португалия, Румыния, Армения, Чехословакия, Королевство сербов, хорватов и словенцев, а также Хиджаз), с одной стороны, и Турцией — с другой. Германия к тому времени уже подверглась «разбору полетов», лишившись Эльзасской области, которая была возвращена Франции. Теперь настал черед Турции держать ответ за содеянное.

Армения не без оснований рассчитывала на принципиальную и жесткую позицию международного сообщества в этом вопросе. Ведь с точки зрения международного права Республика Армения, как соучастница договора, признавалась де-юре всеми другими подписавшими договор государствами. А значит, разговор вроде должен был вестись на равных. От армянской стороны договор подписал тогдашний председатель парламента 1-й Республики Армения Аветис Агаронян. Кроме того, Агаронян и руководитель Национальной делегации западного армянства Погос Нубар заключили с главными союзными странами дополнительное соглашение о правах нацменьшинств о дипломатических и торговых взаимоотношениях. Согласно условиям Севрского мирного договора, Турция отказывалась от верховной власти над Фракией, от островов в Эгейском море, а также Кипра, Египта и арабских провинций. Смирной и ее окрестностями должна была управлять Греция, которая могла и аннексировать этот район, если того пожелает большинство местного населения. Азиатская Турция сокращалась до пределов Западной Анатолии, Хиджаз получал независимость. Египет, Сирию, Палестину и Месопотамию (Ирак) Лига Наций передала под мандаты Великобритании и Франции. Тем самым Севрский договор, можно сказать, во многих отношениях продвинул эксплуатацию Ближнего Востока европейскими державами, уже тогда достигшую значительного уровня, и открывал новые перспективы для дополнительного административного, юридического, военного и экономического контроля.

Армении посвящался отдельный раздел договора (статьи 88—93). Турция признавала Армению как «свободное и независимое государство». Турция и Армения соглашались подчиниться президенту США Вудро Вильсону по арбитражу границ в пределах областей Трапезунд, Эрзерум, Битлис и Ван, принять условия относительно доступа Армении к морю (т.н. арбитражный режим Вильсона). Границы между Арменией, Грузией и Азербайджаном должны были определяться прямыми переговорами между этими государствами; в случае если этим странам не удастся прийти к компромиссу, то ответственность по решению спорных территориальных вопросов возлагалась на союзные державы. Разрешался добровольный обмен населения: совершеннолетние люди имели право выбирать себе гражданство согласно своей национальной принадлежности или вероисповеданию. Предусматривались меры по защите нацменьшинств. Турецкие законы 1915 года об «оставленном» имуществе депортированного населения объявлялись недействительными. Власти Турции обязались обеспечить защиту нацменьшинств, остающихся в стране, их жизнь, свободу и равенство перед законом: «Для компенсации тех зверств и того зла, которое Турция причинила людям во время войны, Османское правительство обязуется оказать всяческую помощь для освобождения и нахождения людей, исчезнувших, плененных и арестованных после 1 августа 1914 года, любой религии и расы». Турецкое правительство признавало право союзных держав на передачу военному трибуналу лиц, нарушивших военные законы и правила, а при необходимомсти — на предоставление документальных свидетельств и сведений о совершенных этими лицами преступлениях.

Было условлено, что Армения будет иметь свободный выход к Черному морю — через порт Батум. Союзники благосклонно относились к идее «армянского коридора» от Карса через долину реки Чорох к Батуму. (Правда, ко времени подписания договора Грузия предлагала вместо этого построить армянам железную дорогу через грузинскую территорию.) Поскольку не было известно, будет ли присоединен к Армении черноморский порт Трапезунд, то отдельной статьей Армении предоставлялись гарантии транзитных льгот и право на бессрочную аренду части этого порта. Ко времени подписания Севрского мирного договора комиссия, назначенная президентом Вильсоном, изучала топографию, экономику, транспорт, водные ресурсы, торговые пути, демографические и другие аспекты, которые должны были учитываться при составлении рекомендаций относительно границ. Комиссия представила эти рекомендации на рассмотрение Вильсона в сентябре 1920 года, а в ноябре тот уже вынес решение и передал его европейским державам. Предполагалось, что к Армении отойдут 2/3 Ванского и Битлисского вилайетов, почти весь Эрзерумский вилайет, значительная часть Трапезундского вилайета (включая порт). В совокупности эти территории составляли по площади около 100 тысяч квадратных км. Таким образом, вместе с уже существовавшей в Закавказье Республикой Армения возникало независимое объединенное армянское государство с территорией свыше 150 тысяч квадратных км и с выходами к Черному морю. Казалось бы, чего же еще желать?!

Однако радужные надежды развеялись с неописуемой быстротой. Ничего из вышеперечисленного так и не оказалось претворено в жизнь. Если верна сентенция о том, что благими намерениями вымощена дорога в ад, то армянский народ за свою многовековую историю натерпелся таких намерений сполна. Севрский мирный договор, при всей его перспективности и заманчивости, так и остался на бумаге. Его никто так и не ратифицировал, не говоря уже о кемалистском правительстве. В 1921—1922 годах, встревожившись наметившимся сближением Советской России и кемалистской Турции, союзники добились фактической отмены положений Севрского мирного договора, что произошло на затянувшейся Лозаннской конференции (саммит выдался поистине марафонским, стартовав 20 ноября 1022 г. и завершившись 24 июля 1923 г.). Венчал конференцию мирный договор, подписанный 24 июля 1923 года. По договору были установлены современные границы Турции. О передаче Армении Вана, Эрзерума, Битлиса, Трапезунда никто уже речи не вел. Союзники признали правительство Мустафы Кемаля и его права на владение Восточной Фракией, Смирной, Киликией, всеми территориями, которые должны были отойти Армении по Севрскому договору. Более того, союзники признали новые границы Турции, которые включали бывшие районы Восточной Армении — Сурмалу, Карс, Ардаган. Отменялся режим капитуляций и международный финансово-экономический контроль над Турцией. Первая мировая война, вспыхнувшая 100 лет назад — в августе 1914-го, положила конец существованию четырех империй — Австро-Венгерской, Российской, Османской и Германской (хотя возникшая вместо кайзеровской Германии Веймарская республика формально продолжала именоваться Германской империей). Однако только Турции, одной из главных союзниц развязавшей войну Германии, одновременно с неизбежными территориальными потерями в своих юго-западных владениях удалось добиться опеределенных территориальных приобретений на востоке страны. И никаких в итоге штрафных санкций. Полный триумф для страны, потерпевшей поражение в мировой войне. За какие такие заслуги?

«Маленькая часть исторической Армении продолжала существовать как Советская Армения, но большинство армян остались разбросанными по всему миру. Севрский мирный договор продолжает оставаться напоминанием о праве армянского народа добиваться справедливого решения Армянского вопроса», — констатирует видный ученый, историк, специалист по армянской истории новейшего периода Ричард Ованнисян (США) (Энциклопедия «Армянский вопрос». Ереван, 1996).

А надо ли было?

В армянс

В армянском обществе по сей день Севрский договор и его следствия вызывают разноречивые оценки. Некоторые полагают, что он по-прежнему в силе, и Армения остается правопреемницей границ, обозначенных в свое время президентом США Вудро Вильсоном. А значит, этот договор, несмотря на свой значительный возраст, вполне может стать катализатором отечественной дипломатической мысли. И в определенной степени он, если угодно, может стать тактическим оружием активной, наступательной дипломатии, чего сегодня в нашей внешнеполитической практике существенно недостает. Иной точки зрения придерживается один из современных армянских исследователей — генерал-майор запаса Службы Национальной Безопасности РА Давид Оганян. Изучив деятельность иностранных спецслужб в Первой Армянской Республике в 1918—1920 годы и сопоставив некоторые исторические события, он задается неожиданным, на первый взгляд, вопросом: а нужен ли был вообще Севрский договор? Ради чего и ради кого он подписывался? Автор напоминает: еще до Севра, весной 1920 года, Турция в очередной раз сконцентрировала крупные военные силы на турецко-армянской границе и была готова вторгнуться в Армению. Лишь позиция Советской России, выступавшей против этой агрессии и предложившей свои услуги в качестве посредника, помогла предотвратить войну (точнее — оттянуть ее на некоторое время). Начались переговоры в Москве. И там произошло событие, имевшее, по мнению Д.Оганяна, стратегическое значение. А именно: нарком иностранных дел России Георгий Чичерин предложил армянской делегации отказаться от услуг европейской дипломатии и передать разрешение армяно-турецкого спора российской стороне. «Можно представить, какой шок испытали союзники, — отмечает Оганян. — В сочетании с другими факторами, и в первую очередь с наметившимся сближением Турции и России, это могло привести к потере союзниками Передней Азии».

Естественно, этого нельзя было допустить любой ценой. И вот, когда переговоры в Москве еще продолжаются, 10 августа 1920 года подписывается Севрский мирный договор, означавший, ни много ни мало, расчленение Турции. Реакция Турции однозначно прогнозируема — несогласие и война, к которой ее буквально подталкивают бывшие противники. И уже в сентябре 1920 года, то есть, спустя месяц после Севрских соглашений, Турция начинает крупномасштабное вторжение в Армению. 28 сентября Армения обращается за помощью к странам Антанты, а 8 октября — ко всему цивилизованному миру. Адресаты остаются глухи к призывам армянского народа. А от помощи России, предложившей Армении военную помощь и посредничество, армянские власти, по данным Д. Оганяна, отказались сами, уповая на поддержку Запада. К счастью, ценой предельного напряжения сил наступление турецких войск остановить все же удалось (в противном случае, думается, карта Закавкаья была бы раскрашена несколько по-иному). Но ресурсов для дальнейшего ведения войны уже не оставалось. Пришлось искать мира. Пользуясь обескровленностью Армении, турки выдвигают требования, фактически равносильные капитуляции. И 18 ноября 1920 года в Александрополе (ныне — Гюмри) подписывается перемирие на кабальных для Армении условиях (на самом же деле договор был подписан в ночь со 2 на 3 декабря 1920 года непризнанным на тот момент кемалистским правительством Турции и фактически потерявшим власть правительством Первой Республики Армении. — Ред.). Теперь отказ армянской стороны от Севрского договора практически предрешен. И только после всего этого президент США Вудро Вильсон вносит на рассмотрение союзников арбитражное предложение, по которому Турция должна передать Армении примерно 100 тысяч квадратных км. Не странно ли, задается резонным вопросом Д. Оганян, что победителя обязывают передать столь изрядный кусок территории побежденному, а вовсе не наоборот?

Впрочем, Турция никаких территорий передавать Армении и не собиралась. Кемалисты, захватив Карс и Александрополь, уже, видимо, готовились к сокрушительному удару, чтобы окончательно закрыть армянский вопрос. Разве Вудро Вильсон не понимал этого? Давид Оганян усматривает здесь некий внешний парадокс: армянский народ находится на грани гибели, а президент Соединенных Штатов с воодушевлением рассматривает карту новой Армении. Но для чего ему вносить бессмысленное предложение союзникам? Значит, смысл был. И парадокс здесь — только на первый взгляд, убежден армянский исследователь.

Так не доставайся же ты никому!

С какой целью в Севрский мирный договор были вообще включены положения, касающиеся Армении, а арбитр Вильсон 22 ноября внес как бы итоговое предложение, если ведущие европейские державы и США твердо знали, что Турция ни при каких обстоятельствах не согласится добровольно передать эти территории слабой Армении? Ввязываться в помощь, которую ни одна из подписавших договор стран взваливать на себя однозначно не захотела бы?

По мнению Оганяна, все дело в том, что задолго до итогового предложения Вильсона все уже прекрасно понимали, что советизация Закавказья неизбежна. Изучив исторические документы периода 1918—1920 гг., наш соотечественник приходит к неутешительному выводу: иностранные спецслужбы, а через них и ведущие державы тогда были значительно лучше осведомлены о ситуации в Армении и вокруг нее, чем собственно армянское правительство. И они оказались совершенно правы, потому что через несколько дней после предложения Вильсона в Армении была провозглашена власть Советов. Тем самым передача упомянутых территорий Армении фактически означала бы их присоединение к большевистской России — той самой большевистской России, которую страны Антанты и США ненавидели и боялись, видя в ней угрозу своему существованию, и войну с которой практически проиграли. В этом-то и дело, считает Давид Оганян. По его мнению, Севрский мирный договор остался на бумаге потому, что изначально был запрограммирован на превращение в предмет торга. Армения же, как всегда, использовалась в качестве предлога. Союзники даже пошли даже на некоторую утрату внешнего престижа. А все ради того, чтобы удержать Турцию в сфере своего влияния, увести ее от наметившегося тогда сближения с Советской Россией. И союзники своего добились. В итоговых документах Лозаннской конференции, перечеркнувшей Севрский договор, слов «Армения» и «армяне» вообще нет…

Это сладкое слово — могущество

Таким образом, Севрский мирный договор, по существу, оказался совершенно не мирным. По существу, он создал для армянского народа новые проблемы, многие из которых периодически «аукаются» нам до сих пор, уводя в сторону от политических реалий современности. Сегодня среди многих армян 28й президент Соединенных Штатов Томас Вудро Вильсон — арбитр, предлагавший создать единое армянское государство с территорией в 150 тысяч квадратных километров и с выходом к Черному морю — слывет великим благодетелем: мол, если бы все получилось согласно его арбитражному решению… Его портреты, на которых он указывает на карту так и не созданной новой Армении, время от времени появляются на «вернисаже» — ярмарке художественноприкладных изделий в центре Еревана. Жить одними только несбывшимися в прошлом мечтами — ни к чему. Но и права добиваться справедливости у нас не отнимет никто. И срока давности это право не имеет.

Собеседник Армении
При использовании материалов ссылка
на «Собеседник Армении» обязательна
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции
Яндекс.Метрика