Суббота 24 Февраля 2024

Гагик ЗАКАРЯН: Если бы в детстве мне сказали, что стану банкиром, я не поверил бы…

07 Июнь 2013
Автор:   Элен МУСАЕЛЯН 7793 Просмотров
Я шла на встречу с президентом «Юниаструм Банка» Гагиком Закаряном и думала, получится ли у нас откровенный разговор? Ведь вопросы собиралась задавать не про работу, а про жизнь. Разговор получился, и мне хочется, чтобы вы, как и я, увидели Гагика Тиграновича без официоза, таким, какой он есть.

— Гагик Тигранович, характер человека закладывается с детства, формируется окружением и семьей. Что формировало вас, каким вы были в детстве?

— Многое зависит от того, что вкладывается в ребенка в детстве. Умение работать, добиваться цели, общаться с людьми — все это закладывается именно в ту пору. Что касается меня, то я родился в семье среднего достатка. Мама работала в отделе кадров, папа — таксистом. У нас, можно сказать, была рабоче-интеллигентная семья. Я учился в русской школе, к тому времени моя старшая сестра, которая на 13 лет старше меня, уже закончила школу. Сестра оказала на меня большое влияние. Она сама всегда хорошо училась и была нацелена на карьерный рост. Для меня это было замечательным стимулом и примером для подражания. Так, в начальных классах я не очень хорошо владел русским языком, и именно сестра сказала мне: «Учи русский, он тебе пригодится». Еще одним немаловажным фактором влияния в моей жизни стало увлечение авиамодельным спортом. Я начал им заниматься с 4-го класса, 3 — 4 раза в неделю. Спорт научил меня стремиться к успеху – я стал чемпионом Армении и кандидатом в мастера спорта. При этом я не никогда не забывал про учебу, она мне давалась легко. Но больше всего я любил математику и даже летом, когда семья выезжала на отдых, прятал в чемодан задачник.

line-height: 1.2;">— На карманные расходы родители деньги давали?

— Тогда в нашей семье не было большого достатка. И зачем мне были нужны деньги? Я как-то обходился без них. Первые деньги у меня появились, когда я стал студентом.

— У студентов, не секрет, «финансы поют романсы». «Пели» они у вас и как выходили из ситуации?

— В Москве я жил без родственников, первое время мне помогала мама. Но я тоже не сидел сложа руки, довольно быстро устроился на подработку ночным сторожем в кафе «Север» и «Лира» и зарабатывал 90 рублей в месяц. Плюс получал стипендию 60 рублей. Итого на круг выходило 150 рублей — по тем временам солидная сумма. А со второго курса я стал Ленинским стипендиатом, и моя стипендия стала 120 рублей. Так что не бедствовал.

— Какое правило вы усвоили с юности?

— Самое главное правило — умение работать с людьми, умение дружить. У меня в авиамодельном кружке была крепкая компания. Помню, как-то раз, во время соревнований, а это был чемпионат Армении, наш друг заболел. Нам было тогда по 14 лет. Он был пилотажником нашей команды. Меня попросили его заменить, но проблема была в том, что я этого делать не умел. Там нужно вести самолет, следить за ним и кружиться. Друзья подбадривали, говорили, что ничего страшного нет, что у меня все получится, надо только сделать взлет-посадку и один круг. Уболтали… Я согласился и не подвел. Провел пилотаж так, что мы стали серебряными призерами. Повезло. Мне вообще часто по жизни везет, особенно в спорте.

Гагик Закарян и Шарль Азнавур

— А недавняя ваша победа на теннисном турнире «Armenia Diaspora cup» тоже везение?..

— Не совсем, тут еще желание победить (смеется). Как-то раз я на пару с моим крестником Филиппом Алексаняном — ему тогда было 13—14 лет, сейчас он серьезный теннисист, тренируется в Испании, – был близок к успеху. Тогда мы вышли в финал, но, увы, проиграли.

— Как долго вы занимаетесь теннисом?

— Уже лет 15. Раньше, правда, играл меньше, а последние 3 года играю с тренером 2 раза в неделю. По воскресеньям и субботам, если нет праздников, играю с друзьями на даче. Участвовал во всех турнирах «Armenia Diaspora Cup», банковских турнирах — один раз в Черногории выиграл. В финале пришлось в паре играть против зампреда Центробанка Геннадия Георгиевича Меликьяна (который очень сильно и стабильно играет во многих турнирах) и генерального управляющего «Виза кард» в России.

— С

— Слышала, что у вас есть еще одно увлечение — футбол?

— И не только, а еще волейбол. Я им серьезно занимался в школе. Но потом меня потянуло в небо …

— Ваша семья вовлечена в ваши спортивные интересы?

— Мой старший брат играет со мной в футбол, а дети увлекаются теннисом. Маша играет в теннис со взрослыми практически наравне. Она мне говорит, что будет теннисисткой, но я ее в этом не поддерживаю, считаю, что профессиональный спорт — тяжелый труд, к тому же отдача от него не всегда адекватна. Не многие достигают в спорте вершин…

— Надежный тыл для делового человека – это семья, расскажите о ней…

— Родительский дом всегда был полон людей. К нам приезжали родные и друзья из Латвии, Уфы, Батуми. С детства в семье я видел особенное отношение к людям, готовность прийти на помощь в любую минуту. Мои родители росли в многодетных семьях, да и нас в семье было трое. У нас большая, дружная семья. У меня самого четверо детей, но я не против, чтобы детей было больше. Старший, Карен, родился, когда мне было 18. Несмотря на мою загруженность учебой, работой в комсомоле, я много времени посвящал и ему. Сейчас он страховой брокер, у него собственный небольшой бизнес. Кристина успешно закончила лицей при французском посольстве. Французский, она знает как родной; живя какое-то время во Франции, она пошла в школу именно там. Второй язык у нее английский. Она учится в Англии, выбрав для себя достаточно сложный предмет — геофизику. Но сейчас она собралась перейти на экономику и финансы, хочет стать банкиром. Я ее отговариваю, пытаясь объяснить, что нельзя, чтобы в семье было два банкира, так как будут конфликты интересов (смеется). Но пока переубедить не могу. Маше — одиннадцать, но в отличие от Кристины у нее другие интересы. Это чувствуется уже с детства. Если Кристина нацелена на карьерный рост и личностный успех, то Маша — более семейная. Когда ей было восемь, она спросила: «Мама, а в каком возрасте выходят замуж?» (Смеется.) Так что Маша у нас будет настоящей армянской женой. Ну, и Алекс, самый младший, ему пока шесть. Он определяется, мотает на ус, воспитывается, глядя на старших… Ведь воспитывай их — не воспитывай, они все равно будут похожи на нас. Поэтому воспитывать нужно себя. И наконец жена. Я не представляю себя без нее. Мне страшно повезло с Ириной. Для любого мужчины крайне важно утром с удовольствием идти на работу, а вечером с удовольствием возвращаться домой. Так вот, меня тянет домой, и в этом большая ее заслуга. Как и в том, что наш дом всегда открыт для друзей и им у нас уютно. И я благодарен судьбе за то, что она нас свела… Хотя, как однажды сказала Коко Шанель, у судьбы нет причин без причины сводить посторонних (смеется).

C супругой Ириной и детьми

— Слушаю вас и удивляюсь, как вам удается успевать все — заниматься спортом, семьей, футболом, теннисом, да еще управлять тремя крупными финансовыми структурами – «Юниаструм Банком», системой денежных переводов «Юнистрим» в России и, конечно же, «Юнибанком» в Армении?

— Спортом надо успевать заниматься всем людям и особенно бизнесменам, которые много времени проводят в кабинетах. Это полезно не только для здоровья, но и для снятия стрессов!

— А когда вы были маленьким, о чем мечтали?

— У меня с детства была одна страсть – самолеты (смеется)! Она продолжалась у меня до второго курса института. Я мечтал, чтобы наряду с «мигами» и «илами» небо бороздили самолеты «зак». Но на третьем курсе я понял, что не все так просто. Сейчас не жалею, что меня затянула общественная жизнь. Комсомол оказался хорошей школой жизни. Он научил выстраивать отношения, привил мне навыки общения, которые в бизнесе очень важны. Если бизнес связан с сервисом, а банк — это сервис, предоставление клиентам услуг, надо уметь находить к людям ключи, которые иной раз найти сложнее, чем кончик иголки со смертью Кощея Бессмертного (смеется). Комсомол показал, что это у меня получается, и получается неплохо. Я и в партию вступил рано, в 20 лет. Мне нравилась общественная работа. Я понимал, что весь день сидеть и чертить самолеты не продуктивно. Все придумано до нас, остается только дорабатывать и рихтовать какие-то детали. Вот и моя дипломная работа «Как сделать шасси на воздушной подушке» имела бы очень узкое и единичное применение. Мне этого было мало. Хотелось, чтобы мое имя звучало. Правда, в партии мой пыл охладили довольно быстро, объяснив, что с моей фамилией дальше второго секретаря я не пройду. Вот я и решил, что лучше заняться бизнесом. Так все начиналось (улыбается).

— Вы много говорите о дружбе, взаимовыручке. Но любая дружба может разбиться о финансы. Наверняка к вам часто обращаются друзья, знакомые с просьбой дать денег. Как сказать «нет» и не потерять друга?

— Говорят, хочешь потерять друга — дай в долг. Мне кажется, очень важно анализировать свои поступки и ставить себя на место другого. Этому меня научила старшая сестра. Ценный совет на всю жизнь. С моим партнером и другом Георгием Писковым мы, познакомившись еще в институте, вместе уже более 30 лет. У нас случаются споры и разногласия, но от этого дружба не страдает. Что касается умения сказать «нет», то это приходит с возрастом. Я часто бываю свидетелем, когда в дружбе один — «донор», а другой – «вампир». Но если ты хочешь иметь большой бизнес, много партнеров и друзей, ты должен научиться не только отдавать и брать, но и говорить временами – «нет»…

— Из авиации вы ушли, посчитав, что ничего нового создать уже не сможете. То, чем вы сейчас занимаетесь, на мой взгляд, достаточно рутинный труд. Это как-то не очень вяжется с вами, человеком, привыкшим все время идти вперед…

— А не нужно бояться рутины! Для того чтобы чего-то добиться, надо приложить много труда. Я все время вспоминаю, что в детстве, чтобы сделать планер, нужно было трудиться три раза в неделю по четыре часа целый год! Так и в любом деле: если хочешь достичь успеха — готовься к рутине…

На теннисном турнире «Armenia Diaspora Cup» вместе со своим крестником Филиппом Алексаняном

— Есть что-то, что вложили в вас ваши родители, а вы теперь это передаете вашим детям?

Есть нечто, что мы впитываем с молоком матери и что в детстве прививает нам наша семья. Мои родители были очень трудолюбивы и всегда спешили на выручку к родным и друзьям. Наверное, я такой же. Надеюсь, дети тоже не подведут.

— Гагик Тигранович, а что для вас является критерием успеха?

Для меня это стабильный, постоянный рост, умение не почивать на лаврах. А еще успех — это когда ты ставишь цель и ее достигаешь. При этом надо уметь верить в удачу и не отчаиваться, если что-то не так. Ведь на этом свете гораздо больше сдавшихся, чем проигравших!

— Если бы вам сказали, когда вы были маленьким, что вы станете банкиром, как бы вы отреагировали?

— Я мечтал стать конструктором, причем гениальным (смеется)! Другие варианты не рассматривались вообще! Поэтому, если бы сказали, что я стану банкиром, я бы не поверил (смеется)!

КСТАТИ…

«Юнибанк», еще одно детище Гагика Закаряна, по данным анализа и финансового рейтинга банков Армении агентства «АрмИнфо», по размеру портфеля потребительских кредитов входит в ТОП-5 банков страны. Создание и становление «Юнибанка» проходили на фоне жесткой конкуренции в уже сформировавшейся банковской системе Армении. Был разработан амбициозный план развития, согласно которому банк за короткое время должен был превратиться в одно из наиболее востребованных универсальных финансовых учреждений страны. Сегодня с уверенностью можно сказать, что за 12 лет работы «Юнибанк» достиг значительных результатов, это один из успешных банков Армении, степень доверия к которому у населения весьма высока.

Собеседник Армении
При использовании материалов ссылка
на «Собеседник Армении» обязательна
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции
Яндекс.Метрика