Понедельник 10 Декабря 2018

Выполняя долг священный свой

10 Сентябрь 2013
Автор:   Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН 3210 Просмотров
«Эдик Мисакович Бахшинян, пилот Армянской отдельной авиагруппы ГВФ, потерпел авиакатастрофу. При медицинском освидетельствовании на теле Бахшиняна в различных областях обнаружены девять повреждений, нанесенных колющими предметами. Ранения, проникающие в грудную клетку, с повреждениями плевры — тяжелые и являются опасными для жизни…» — так начиналась статья «Шесть минут из жизни летчика» в газете «Коммунист», опубликованная после 10 сентября 1961 года, когда молодому летчику удалось предотвратить угон советского самолета на территорию Турции. 1961 год — космический год, и симпатичный армянский летчик тут же стал героем, вставшим на одну планку с Юрием Гагариным. Со всего мира ему слали письма с признаниями в любви, а Эдик был влюблен в портрет неизвестной девушки, который висел у фотоателье около кинотеатра «Москва».

Статья «Шесть минут из жизни летчика» попала в руки молодой тбилисской армянке Ирине, которая была восхищена подвигом героя. Тогда она подумала, что за такого парня она точно вышла бы замуж. В тот период Эдик в тяжелом состоянии, на грани жизни и смерти, лежал в больнице в Ереване, Ирина — в Тбилиси с диагнозом «сепсис крови». Девушка любила шить себе красивые платья, уколола палец, и пошло заражение. Они оба боролись за жизнь, чтобы когда-то встретиться. Через несколько недель Ирина вместе с подругами пошла в кинотеатр, где перед началом сеанса показали «киножурнал» и награждение молодого летчика Эдика Бахшиняна в Кремле. Девушка еще раз отметила про себя, что этот парень ей очень симпатичен.

А Эдик, выздоровив, с друзьями (друзья его сопровождали, опасаясь, что родственники террористов захотят ему отомстить) часто наведывался в фотоателье, пытаясь узнать у фотографа адрес понравившейся девушки. Но все было тщетно — адресов фотограф не раздавал. Однако судьбой все-таки было уготовано, чтобы Ирина и Эдик встретились. Об том позже, а пока о жизни и подвиге.

***

gn: left;">После окончания летного училища молодой пилот Бахшинян за три года на Як-12 облетел всю Армению. Доставлял почту, продукты, медикаменты, удобрения и пассажиров. Ничто не предвещало беды 10 сентября 1961 года. Это был последний пассажирский рейс Эдика на Як-12, после которого он должен был пересесть на Ил-14 и совершать уже дальние маршруты. Светило солн це. Было все, как обычно. К самолету подошли трое парней. Одеты аккуратно. Улыбаются. Один сел рядом с пилотом, двое — сзади. Кто знал, что когда они будут пролетать над рекой Аракс — границей между Арменией и Турцией, эти приятные молодые люди достанут ножи, перережут линию радиосвязи и потребуют лететь не в сторону Егекнадзора, куда направлялся самолет, а в Турцию.

Трое молодых людей — Генрих Секоян, Серж Туманян, Гарегин Мовсесян — занимались спекуляцией и мечтали покинуть Советский Союз. Самой ближайшей точкой была Турция, а оттуда — уже в Америку. Жизнь за кордоном им казалась раем. План угона самолета созрел быстро. Ребята даже прошли курсы пилотирования при ДОСААФ.

Вот как описывается этот момент в газете «Гражданская авиация» того периода: «После целого ряда фигур он выполнил разворот через крыло, и самолет вошел в штопор. Эдик едва успевал узнавать на земле кубики домов, ленты дорог, прямоугольники полей… Все смазывалось скоростью движения. Горизонт словно опрокидывался. Бахшинян бросил Як-12 в пике. Но бандиты, видимо, были готовы к такому маневру. Когда самолет выровнялся, один из них с силой вонзил нож в руку пилота. Но Бахшинян продолжал пилотировать самолет. Второй удар пришелся в спину, за ним третий, четвертый… И вновь резкий бросок к земле. Бандиты словно повисают на ремне, хватаются руками за воздух. А Як-12, казалось, летит в пропасть. При выходе из пике Бахшинян с трудом находит силы левой рукой потянуть управление на себя. И машина послушалась пилота. Перед самой землей Як12 выровнялся. Самолет зацепился за виноградники и перевернулся». Удар о землю был сильным. Сорвало шасси. Потом последовал второй удар крылом.

Разваливаясь на части, машина пропахала поле. Когда Эдик пришел в себя, то обнаружил, что головой зарылся в землю. Террористы лежали рядом. Тут же сбежались крестьяневиноградари, которые наблюдали с полей за этим представлением. Они поняли, что это была попытка угона самолета. Крестьяне с лопатами ополчились на бандитов. В итоге один из угонщиков был просто-напросто забит лопатами». Поединок в небе длился 6 минут. За это время отважный пилот получил 9 ножевых ранений, потерял много крови. Врачи не только его спасли, но и вернули в небо. Через два месяца Эдика пригласили в Москву на Пленум ЦК ВЛКСМ, где он получил свою награду. Тогда он сказал: «Меня готовили к подвигу всю жизнь, и прежде всего это делал комсомол. Ему я и обязан своей наградой».

Тогда во всех газетах анализировали героический поступок советского пилота: «Перед лицом смертельной опасности Эдик Бахшинян не струсил, не растерялся. Он не стал искать компромиссов. То, что он совершил, свидетельствует о полном бесстрашии юноши. Выход, найденный им, оставлял ему минимальные шансы спасти жизнь, уцелеть, но не оставлял никакой возможности спастись врагам — и это решило дело. Полное презрение к смерти, если ценой этой смерти может быть обеспечена победа,— это замечательное качество воли советского человека.

Другое волевое качество, о котором свидетельствовал подвиг Бахшиняна, — самообладание. Все, что произошло в воздухе, продолжалось всего шесть минут. Пилота били, кололи ножами, его жизнь ежесекундно была в опасности. Только удивительное самообладание комсомольца позволило ему не потерять власти над собой, подавить у себя эмоции боли, страха, ненависти, выработать определенную линию поведения, сыграть роль покорившегося, ввести в заблуждение бандитов. Проявить самообладание — это значит уметь управлять собой даже в самых трудных, буквально «отчаянных» ситуациях, обнаружить высшую степень сдержанности, высший уровень организации своей деятельности, направленной на преодоление трудностей. Анализируя поступок героя, мы замечаем еще одно качество его воли — решительность. Как было сказано, счет шел на секунды. После того как решение было принято, Бахшинян не тратил ни мгновения на размышления. Он не знал колебаний и сомнений. Решение и исполнение слились в одно целое — летчик бросил самолет в головокружительное пике.

Есть еще одно качество воли летчика Бахшиняна, которое, быть может, и не очень заметно, но вместе с тем является неотъемлемой особенностью воли советского человека. Вспомните рассказ английского писателя Джеймса Олдриджа «Последний дюйм». Мальчик, спасая себя и раненого отца от верной гибели, пилотирует самолет и, преодолевая громадные трудности, благополучно сажает его на аэродроме. Это, безусловно, мужественный поступок. Но в чем его основной смысл и значение? В том, что подвиг совершен ради спасения собственной жизни.

То, что совершил Эдик Бахшинян, имеет совершенно другой смысл — подвиг совершен с риском для жизни во имя высоких патриотических мотивов: не дать увести самолет, не дать врагам бежать за границу. Это проявление самоотверженности. Его мужество, его самообладание, его решительность, его самоотверженность были морально обоснованы…»

Двое террористов были арестованы и приговорены к смертной казни. Позднее семья Бахшинянов узнала, что подобных преступников не расстреливали, а ссылали на работы в урановые шахты, где они впоследствии умирали.

Именно поэтому друзья Эдика опасались мести со стороны родственников и часто сопровождали его в прогулках по городу.

***

После предотвращения угона самолета в 1961 году Эдику писали письма девушки со всех уголков света. Кто-то признавался в любви, кто-то предлагал кровь и органы, чтобы летчик смог жить полноценной жизнью. До сих пор в доме Бахшинянов хранится расшитая скатерть — это девушка из Венгрии так рассказала о своих чувствах армянскому герою Эдику Бахшиняну.

В Чехословакии именем Эдика Бахшиняна был назван отряд, в Украине его имя носила школа с летным уклоном.

Эдика постоянно приглашали на «Голубой огонек». Ему посвящали стихи. Вот такие строки написал И. Воробьев:

«…Комсомолец, летчик молодой, Он один с тремя схватился биться, Выполняя долг священный свой…»

***

Второй геройский поступок Эдик совершил на своем любимом Ил-18 в Киеве. Это было в августе 1974 года. Пилот Бахшинян поднял Ил-18 с Ереванского аэродрома и взял курс на Киев. По этой трассе на тот период он летал более 10 лет. И вдруг, когда вышли на посадочную полосу, бортмеханик доложил, что не вышло правое шасси. Тогда было принято решение садиться на грунт в Борисполе. В газете «Гражданская авиация» написали: «В аэропорту было сделано все необходимое для посадки самолета. По обеим сторонам летного поля, на которое должен был приземлиться Ил-18, расположились пожарные и санитарные машины. Грунт по линии посадки покрыли специальной пеной, смягчающей приземление самолета. Теперь все зависело от мастерства экипажа, его командира. Четко выполняя команды земли, самолет точно вышел на линию посадки. Легко и мягко коснулся колесами левого шасси грунтовой полосы. Пробежал по ней, опустил переднюю «ногу», погасил скорость. Затем круто развернулся и, слегка зацепив за землю плоскостью, остановился. Ни один из пассажиров даже не заметил, что происходило с экипажем и самолетом. Такую уникальную посадку мог выполнить лишь настоящий мастер, или, как уважительно говорят в Армении, — варпет».

***

В 1964 году, через три года после первого подвига, родственники познакомили Эдика с Ириной. Девушка приехала из Тбилиси к своим ереванским родственникам. На тот момент она отказалась от нескольких предложений руки и сердца, да и Эдику никто из девушек не нравился. А фотограф так и не дал адрес полюбившейся девушки с портрета. И вот, Ирина узнает в новом знакомом того героя, за которого бы «вышла замуж», как она сказала своим подругам, а Эдик в ней узнает девушку с портрета. «История, достойная пера Бальзака!» — размышляет Ирина.

Появились чувства. Молодые люди быстро поженились, потому что Эдику уже было 29 лет, а Ирине — 26. В этом браке родились 2 дочери и 5 внуков. Прошло уже 11 лет после смерти мужа, но Ирина до сих пор не убирает его одежду со стула, в ванной висит полотенце Эдика, а в стакане стоит зубная щетка. «Я до сих пор не верю, что его нет, — говорит жена. — Ощущение, что он в очередном полете и скоро вернется».

***

Место подвигу всегда есть в жизни, но для настоящих героев подвиг — это не какой-то особый поступок, это норма жизни. Именно так жил Эдик Бахшинян.

Собеседник Армении
При использовании материалов ссылка
на «Собеседник Армении» обязательна
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции
Яндекс.Метрика