Понедельник 10 Декабря 2018

30  лет назад волей судьбы она оказалась в Армении. "Поехали в Москву, тебя же зовут туда!" - говорила ей сестра. "Я останусь в Армении. Армянская нация слишком мала, и я должна родить армянских детей!" - ответила Гаяне,  сама родившаяся и выросшая в Баку, вдали от своей исторической родины. Она осталась верна своему слову, подарив жизнь трем замечательным детям - двум мальчикам и одной очаровательной девочке, которым сейчас 15, 12 и 8 лет. 

Многое в жизни пришлось ей преодолеть - сильный эмоциональный стресс,  разрушение иллюзий, физическую боль... И из сложившихся ситуаций она выходила с присущим ей достоинством победителя.

Оптимистичная, всегда на позитиве, борец по натуре, со звонким бодрым  голосом даже когда ей плохо, семь лет назад она  преодолела тяжелую  болезнь, отголоски которой тем не менее дали о себе знать три месяца назад.

Гая пришла, готовая к химии, как всегда, при полном параде - макияж, уложенные волосы, бижутерия, каблуки, несмотря на то, что жестокая слабость, вызванная коварной болезнью, уже охватила ее. При этом она сетовала на меня, что я не при таком же параде. А еще... не расклеивалась и не позволяла никому ни на секунду усомниться в том, что она выстоит и эту жестокую проверку судьбы. "Мне нельзя болеть! У меня все будет хорошо! Я в этом не сомневаюсь!" - твердила она до последних минут. Только изредка шептала: "Как я устала... помогите!"

Несмотря на непоколебимую веру в свои силы, рядом с ней тем не менее лежала иконка Божьей матери. А перед тем, как ей стало совсем плохо, я успела показать ей сувенирную тарелку от подруг, коллег-журналисток, с надписью "Суперсила!" и ее фотографией, где Гая-супермама в окружении своих детей - самой большой мотивации ее жизни. Она на мгновение открыла ослабевшие веки со словами: "Супер!" и вновь уснула. "Каков же график маминого сна?" - спрашивала в последние дни дочка Гаюши, Элиза, чтобы суметь наконец поговорить по телефону с любимой мамой... "Как же это несправедливо, что такой мамы, как наша, больше нет... Я в это не верю! Я знаю, она всегда будет с нами!" - плакала Элиза после того , как Гая ушла...

Да, дети были ее суперсилой. Им она отдавала всю свою любовь, всю себя. Будучи максималисткой и очень ответственным человеком, Гаюшка старалась эти качества воспитать и в своих детках - надо отдаваться делу полностью, или полностью от него отойти.

Так она относилась и к журналистике. К интервью готовилась с особой тщательностью, считая, что самый лучший  экспромт - заранее подготовленный. Ее живые, интересные беседы с деятелями искусств запоминались не только самим героям, но и читателям.

...На стене висит целая связка медалей. "Чьи это медали?", - спрашивает один из родственников Гаи. "Гаюшины", - механически отвечаю я, тут же исправив себя: "То есть, Элизочкины. Это ее гимнастические победы". "Нет, вы правы, это и Гаины медали", - добавляет мне вопрашающий. Она всегда мечтала о новых достижениях дочери в гимнастике и балете. Даже находясь под системами на больничной койке, она звонила, чтобы заказать дочке новый гимнастический костюм, поинтересоваться, как прошел очередной балетный урок, узнать, как Юра сыграл очередную шахматную партию и как идут у него дела в колледже, какие успехи у обожаемого окружающими маленького Размика. Всего за пару дней до ее ухода она была счастлива в окружении детей, обсуждая их дела и смотря с ними спортивные телепередачи, которые так любила.

В своей любви к детям, к жизни она была вся. И при этом свою марку также всегда держала на высоте.

"А ну, посмотри-ка на меня! Как тебе мое новое платье?!" - игриво  говорила Гая, надев обнову и кокетливо демонстрируя ее. И всегда ее новый look был стильным и со вкусом. Все под тон, все по последнему писку моды. Она всегда была элегантной, обаятельной, стройной и красивой, даже в джинсах и кроссовках.

Казалось невероятным, но она делала миллион дел одновременно, и все успевала: привести, увести, проследить за детьми, написать статью для mediainforn.com , за который отвечала, и sobesednikarmenii.ru, с кем сотрудничала,  посетить культурные мероприятия, не забывая приглашать на них подруг. Она успевала пообщаться и с любимыми мамой, сестрой, которые жили в Москве и всегда были для нее поддержкой и опорой, поинтересоваться делами друзей. При этом любила баловать и радовать детей ежедневными разнообразнейшими кулинарными изысками. Да, она успевала все, только подольше пожить не успела...

Гая умела радоваться каждой мелочи и не мелочи. "Ну, когда придешь оценить мой ремонт?" - зазывала она этим летом, пребывая в восторге от новосозданной ею в квартире атмосфере, которой так и не успела насладиться в полной мере.

Она умела быть доброй, отзывчивой, открытой, душевной, доброжелательной, преданной, готовой помочь. Она умела не быть алчной, злой, завистливой, наглой, аморальной. И не потому, что умела или не умела, прилагая к этому усилия. А потому что была такой по сути.

Когда стало ясно, что лечение потребует колоссальных расходов, и друзья, знакомые пытались помочь ей, кто чем сможет, в том числе и оформлением госзаказа, она говорила: "Пусть госзаказ останется тем, у кого состояние более безысходное, чем у меня. У меня есть мама, сестра,  друзья, родственники, в числе которых Артак и его семья, которые обещали помочь и которым я очень благодарна". Это ли не доказательство присущей ей всегда  гуманности?..

Ахматова, Цаетаева, Пастернак, Бродский... Она обращалась к ним в минуты радости и печали. А когда семь лет назад заболела, вспомнила о написанных когда-то  ею самой стихах для своего первенца Юры. Отредактировала, дополнила и при поддержке мамы и друзей издала детскую книжку-перевертыш "Юркины сны" и "Юркин алфавит", направляя  полученные от ее продажи доходы онкологически больным детям. И всегда приводила в пример Дарью Донцову, которой писательство помогло побороть болезнь.

Она стала не только детской  стихотворницей,  но и личным фотографом своих детей, друзей, знакомых, родных, желая остановить каждое приятное мгновение и зафиксировать его в кадре.

К утру с 28 на 29 ноября, после тяжелой ночи, мы с мамой и сестрой Гаюши прилегли на пару часов. Я постоянно вскакивала от услышанных всхлипов и тихого плача. Мне казалось, что мама или Карина, сестра Гаюши, тщетно пытаются скрыть в очередной раз подкатившие к горлу эмоции. Но после нескольких бессонных ночей они были просто не в состоянии больше плакать. "Наверное, это душа Гаи тихо плачет..." - сказала Карина.

...29 ноября в шесть вечера душа Гаюши - светлая, легкая, добрая - вознеслась на небеса, чтобы по-прежнему дарить людям свою любовь и позитив, но уже с высоты своего ангельского парения...

P.S. От редакции "Собеседника Армении" приносим соболезнования родным и близким Гаяне Даниелян. Гаечка, родная наша, ты навсегда в наших сердцах.  

30 лет назад волей судьбы она оказалась в Армении. "Поехали в Москву, тебя же зовут туда!" - говорила ей сестра. "Я останусь в Армении. Армянская нация слишком мала, и я должна родить армянских детей!" - ответила Гаяне, сама родившаяся и выросшая в Баку, вдали от своей исторической родины. Она осталась верна своему слову, подарив жизнь трем замечательным детям - двум мальчикам и одной очаровательной девочке, которым сейчас 15, 12 и 8 лет. Многое в жизни пришлось ей преодолеть - сильный эмоциональный стресс, разрушение иллюзий, физическую боль... И из сложившихся ситуаций она выходила с присущим ей достоинством победителя. Оптимистичная, всегда на позитиве, борец по натуре, со звонким бодрым голосом даже когда ей плохо, семь лет назад она преодолела тяжелую болезнь, отголоски которой тем не менее дали о себе знать три месяца назад. ...Гая пришла, готовая к химии, как всегда, при полном параде - макияж, уложенные волосы, бижутерия, каблуки, несмотря на то, что жестокая слабость, вызванная коварной болезнью, уже осели в ней. И сетовала на меня, что я не при таком же параде. А еще... не расклеивалась и не позволяла никому ни на секунду сомневаться в том, что она выстоит и эту жестокую проверку судьбы. "Мне нельзя болеть! У меня все будет хорошо! Я в этом не сомневаюсь!" - твердила она до последних минут. И только изредка шептала: "Как я устала... помогите!" Несмотря на безапелляционную веру в свои силы, рядом с ней тем не менее лежала иконка Божьей матери. А перед тем, как ей стало совсем плохо, я успела показать ей сувенирную тарелку от подруг, коллег-журналисток, с ее фотографией, где Гая в окружении самой большой мотивации ее жизни, детей, и надписью "Суперсила!". Она на мгновение открыла ослабевшие веки со словами: "Супер!" и вновь уснула. "Каков же график маминого сна?" - спрашивала в последние дни дочка Гаюши, Элиза, чтобы суметь наконец поговорить по телефону с любимой мамой... "Как же это несправедливо, что такой мамы, как наша, больше нет... Я в это не верю! Я знаю, она всегда будет с нами!" - плакала Элиза после того , как Гая ушла... Да, дети были ее суперсилой. Им она отдавала всю свою любовь, всю себя. Будучи максималисткой и очень ответственным человеком, Гаюшка старалась эти качества воспитать и в своих детках - надо отдаваться делу полностью, или полностью от него отойти. ...На стене висит целая связка медалей. "Чьи это медали?", - спрашивает один из родственников Гаи. "Гаюшины", - механически отвечаю я, тут же исправив себя: "То есть, Элизочкины. Это ее гимнастические победы". "Нет, вы правы, это и Гаины медали", - добавляет мне вопрошающий. И это так. Она всегда мечтала о новых достижениях дочери в гимнастике и балете. Даже находясь под системами на больничной койке, она звонила, чтобы заказать дочке новый гимнастический костюм, поинтересоваться, как прошел очередной балетный урок, узнать, как Юра сыграл очередную шахматную партию и как идут у него дела в колледже, какие успехи у обожаемого окружающими маленького Размика. Всего за пару дней до ее ухода она была счастлива в окружении детей, обсуждая их дела и смотря с ними спортивные телепередачи, которые так любила. В своей любви к детям, к жизни она была вся. И при этом свою марку также всегда держала на высоте. "А ну, посмотри-ка на меня! Как тебе мое новое платье?!" - игриво говорила Гая, надев обнову и кокетливо демонстрируя ее. Всегда ее новый look был стильным и со вкусом. Все под тон, все по последнему писку моды. И всегда она была элегантной, обаятельной, стройной и красивой. Даже в джинсах и кроссовках. Она успевала все. Привести, увести, проследить за детьми, написать статью для mediainforn.com , за который отвечала, и sobesednikarmenii.ru, с кем сотрудничала, посетить культурные мероприятия, не забывая приглашать на них подруг. Она успевала пообщаться с любимыми мамой и сестрой, которые жили в Москве и всегда были для нее поддержкой и опорой, поинтересоваться делами друзей. И при этом успевала баловать и радовать детей ежедневными разнообразнейшими кулинарными изысками. Она успевала все. Только пожить не успела подольше... Она умела радоваться каждой мелочи и не мелочи. "Ну, когда придешь оценить мой ремонт?" - зазывала она этим летом, пребывая в восторге от новосозданной ею в квартире атмосфере, которой так и не успела насладиться в полной мере. Она умела быть доброй, отзывчивой, открытой, душевной, доброжелательной, преданной, готовой помочь. Она умела не быть алчной, злой, завистливой, наглой, аморальной. И не потому, что умела или не умела, прилагая к этому усилия. А потому что была такой по сути. Когда стало ясно, что лечение потребует колоссальных расходов, и друзья, знакомые пытались помочь ей, кто чем сможет, в том числе и оформлением госзаказа, она говорила: "Пусть госзаказ останется тем, у кого состояние более безысходное, чем у меня. У меня есть мама, сестра, друзья, родственники, в числе которых Артак и его семья, которые обещали помочь и которым я очень благодарна". Это ли не доказательство присущей ей всегда гуманности?.. Ахматова, Цаетаева, Пастернак, Бродский... Она обращалась к ним в минуты радости и печали. А когда семь лет назад заболела, вспомнила о написанных когда-то ею самой стихах для своего первенца Юры. Отредактировала, дополнила и при поддержке мамы и друзей издала детскую книжку-перевертыш "Юркины сны" и "Юркин алфавит", направляя полученные от ее продажи доходы онкологически больным детям. И всегда приводила в пример Дарью Донцову, которой писательство помогло побороть болезнь. Она стала не только детской стихотворницей, но и личным фотографом своих детей, друзей, знакомых, родных, желая остановить каждое приятное мгновение и зафиксировать его в кадре. ...К утру с 28 на 29 ноября, после тяжелой ночи, мы с мамой и сестрой Гаюши прилегли на пару часов. Я постоянно вскакивала от услышанных всхлипов и тихого плача. Мне казалось, что мама или Карина, сестра Гаюши, тщетно пытаются скрыть в очередной раз подкатившие к горлу эмоции. Но после нескольких бессонных ночей они были просто не в состоянии больше плакать. "Наверное, это душа Гаи тихо плачет..." - сказала Карина. ...29 ноября в шесть вечера душа Гаюши - светлая, легкая, добрая - вознеслась на небеса, чтобы по-прежнему дарить людям свою любовь и позитив, но уже с высоты своего ангельского парения... P.S, Гаяне Даниелян - автор многих публикаций "Собеседника Армении". Вся редакция "СА" выражает соболезнования родным и близким. Гаечка, ты навсегда в наших сердцах...

Собеседник Армении
При использовании материалов ссылка
на «Собеседник Армении» обязательна
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции
Яндекс.Метрика